Дистрибьюторский договор (дистрибьюторское соглашение)

Рейтинг лучших брокеров бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший, честный и надежный бинарный брокер. Идеально подходит новичкам и средне-опытным трейдерам.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Лидер по количеству торговых инструментов. Подходит только для трейдеров с опытом!

Дистрибьюторский договор в международном коммерческом обороте

Дашян Микаэл Самвелович — президент регионального благотворительного общественного Фонда содействия развитию информационно-коммуникационных технологий «Право и Интернет».

Зарубежные компании, выходящие на российский рынок в качестве правового оформления будущих обязательств, зачастую охотно предлагают дистрибьюторский договор. В этой связи российские коллеги нередко оказываются в затруднительном положении, поскольку действующее российское гражданское законодательство не предусматривает такой формы регуляции экономических отношений. Между тем активное внедрение данных договорных обязательств осуществляется уже и на внутригосударственном экономическом обороте России. Существуют ли принципиальные отличия дистрибуции от «легитимных» в России договоров и очевидны ли преимущества?

Что такое дистрибьюторский договор?

Дистрибьюторский договор является наиболее эффективным средством регламентации экономических отношений по сбыту товаров на новых рынках. В сущности, дистрибьюторские соглашения включают в себя гражданско-правовые отношения по поставке товаров, осуществлению посреднических функций, передаче прав интеллектуальной собственности, а также комплекс иных, объединенных общей целью обязательств. Отношения по дистрибуции представляют собой предоставление одним лицом (грантором) прав по распространению товаров на определенной территории другому лицу (дистрибьютору), причем предоставлять это право может не только производитель продукции, но и экспортер или торговец.

В литературе дистрибьюторский договор точно охарактеризован В.В. Витрянским. Автор пишет о договоре исключительной продажи товаров, по которому продавец предоставляет покупателю исключительное право продажи товаров, являющихся объектом купли-продажи между ними, на определенной территории или указанной клиентуре. Однако исследование данного договора у В.В. Витрянского ограничивается рамками договора франчайзинга (франшизы), что существенно ограничивает область исследования (о сопоставлении дистрибьюторского договора и договора коммерческой концессии см. ниже) .

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. Кн. 3. Статут, 2002.

В Договоре о поощрении и взаимной защите капиталовложений между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки (далее — Договор о поощрении) под деятельностью дистрибьюторов понимается деятельность посредников по распространению товаров, которые они сами не производят (пп. viii п. е ст. I).

Договор подписан в г. Вашингтоне 17.06.1992 // Международно-правовые основы иностранных инвестиций в России: Сборник нормативных актов и документов. М.: Юридическая литература, 1995. С. 133 — 152.

Понятие дистрибьюторской деятельности достаточно лаконично сформулировано в Постановлении ФАС Московского округа от 08.10.2002 N КА-А40/6725-02, в котором указывалось, что «дистрибьютор не является потребителем товара, поскольку покупает товар не для удовлетворения личных нужд, а для его перепродажи в пределах оговоренной территории (рынка)». Дистрибьюторские соглашения — одна из наиболее эффективных форм правовых договоренностей между сторонами, регламентирующих продвижение на определенной территории (обычно государство или группа государств) установленной группы товаров и/или услуг. Предмет дистрибьюторского договора заключается в передаче грантором дистрибьютору исключительных прав приобретать и перепродавать товары от своего имени и за свой счет, организовывать продажи на определенной территории и при этом не создавать обязательств производителю.

К сожалению, предмет дистрибьюторского договора настолько не изучен, что на сегодняшний день нет даже единства в правописании слова «дистрибьютор». Правила русского языка позволяют с одинаковым успехом использовать перевод на русский английского слова «distributor» как с буквой «е», так и с буквой «о» в конце. Так, в официально опубликованном в России Договоре о поощрении указывается слово «дистрибьютер». Подобную лингвистическую конструкцию используют и некоторые российские авторы и государственные органы , . Однако наиболее адекватным и соответствующим наиболее авторитетной публикации в области правового регулирования дистрибьюторских договоров следует признать написание с буквой «о» в конце, используемое в данной статье.

ТОП-2 лучших русскоязычных бинарных брокеров:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший, честный и надежный бинарный брокер. Идеально подходит новичкам и средне-опытным трейдерам.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Лидер по количеству торговых инструментов. Подходит только для трейдеров с опытом!

Договор подписан в г. Вашингтоне 17.06.1992 // Международно-правовые основы иностранных инвестиций в России: Сборник нормативных актов и документов. М.: Юридическая литература, 1995. С. 133 — 152.
См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. Кн. 3. Статут, 2002.
См.: Постановление Президиума ВАС РФ N 5675/98 от 28.09.1999 // Вестник ВАС РФ. 1999. N 12; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.12.2001 N А42-5861/01-14; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.10.2001 N А43-8990/01-25-2 и т.д.
Руководство по заключению международных дистрибьюторских соглашений (Публикация МТП N 441). М.: Консалтбанкир. 1996.

Дистрибуция и коммерческая концессия

Сложная структура дистрибьюторского договора, способная претерпевать существенные изменения по воле сторон, которые могут, к примеру, выделить некоторые обязательства в отдельный договор, приводит к тому, что стороны пытаются «подвести» принятые обязательства под ту или иную главу Гражданского кодекса. В большинстве случаев подобные попытки обречены на неудачу.

В аспекте международного частного права автономность (независимость от иных форм обязательств) дистрибьюторских отношений закреплена в ряде документов Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Так, в соответствии со ст. 1 Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронных подписях (UNCITRAL Model Law on electronic signatures) и ст. 1 Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронной торговле (UNCITRAL Model Law on electronic commerce) к сфере «торговля» отнесены «отношения торгового характера» как договорные, так и недоговорные. Отношения торгового характера включают следующие виды сделок: «любые торговые сделки на поставку товаров или услуг или обмен товарами или услугами; дистрибьюторские соглашения; коммерческое представительство и агентские отношения; факторинг. соглашения об эксплуатации или концессии; совместные предприятия и другие формы промышленного или предпринимательского сотрудничества. «. В Договоре о поощрении и взаимной защите капиталовложения термин дистрибьютор перечисляется наравне с терминами «агент» и «консультант», которые объединяются понятием «коммерческий представитель» (пп. viii п. е ст. I).

Принят в г. Вене 05.07.2001 на 34-й сессии ЮНСИТРАЛ.
Принят в г. Нью-Йорке 28.05.1996 — 14.06.1996 на 29-й сессии ЮНСИТРАЛ // Комиссия ООН по праву международной торговли.
Договор подписан в г. Вашингтоне 17.06.1992 // Международно-правовые основы иностранных инвестиций в России: Сборник нормативных актов и документов. М.: Юридическая литература, 1995. С. 133 — 152.

Широко известен пример арбитражной практики, когда всемирно известная компания обратилась к своему дистрибьютору — российской компании с иском о взыскании задолженности. Дистрибьютор иск признал, но против взыскания штрафа, предусмотренного договором, возражал, ссылаясь на отсутствие вины. В качестве обоснования своих возражений дистрибьютор высказал два аргумента. Первый — причинная связь между расторжением договора аренды автотранспортных средств между истцом и ответчиком и невыполнением ответчиком своего «дистрибьюторского» обязательства по оплате — был признан несостоятельным, поскольку указанные отношения никак не соотносились с условиями дистрибьюторского договора. Второй довод ответчика более интересен, поскольку в нем содержалось утверждение того, что дистрибьюторский договор в своей сущности является договором коммерческой концессии, и, следовательно, данные отношения должны регулироваться нормами главы 54 ГК РФ. В данном случае суд также нивелировал этот довод, основываясь на том, что соответствующий договор не отвечает признакам договора коммерческой концессии, закрепленным в ст. 1027 ГК РФ .

См.: Постановление ФАС Московского округа от 05.10.1999 N КГ-А40/3152-99.

Сравнивая дистрибьюторский договор с договором коммерческой концессии, нужно отметить их несомненное сходство в части предоставления комплекса исключительных прав на определенной территории. Но если договор коммерческой концессии регулирует передачу прав на фирменное наименование, патенты, товарные знаки, промышленные образцы и ноу-хау, то объем передаваемых грантором дистрибьютору прав значительно шире. Согласно Руководству по составлению международных дистрибьюторских соглашений (далее — Публикация МТП N 441) в число основных обязанностей дистрибьютора входит:

а) обязанность приобретать и перепродавать от своего имени и за свой счет;

б) принимать на себя организацию продаж на определенной территории;

в) не создавать обязательств для производителя.

Вышеуказанное совсем не означает, что грантор и дистрибьютор в рамках дистрибьюторского соглашения не могут регламентировать согласование использования товарных знаков и иных объектов интеллектуальной собственности. Однако данные условия все же имеют вторичное значение по сравнению с приобретением дистрибьютором продукции и ее перепродажей от своего имени и за свой счет. Таким образом, можно в ряде случаев признать, что некоторые положения дистрибьюторских договоров подпадают под законодательство, регулирующее отношения коммерческой концессии, но в целом нельзя проводить знак равенства между договором коммерческой концессии и дистрибьюторским договором.

Дистрибьюторские отношения выражают наличие у сторон длительных хозяйственных связей. Это обстоятельство нередко приводит к тому, что стороны именуют «дистрибуцией» отношения по длительной поставке товаров. Нередко дистрибьюторские отношения ошибочно сравнивают с возмездным оказанием услуг.

Вот типичный пример подобного смешения: между организацией и предпринимателем без образования юридического лица (дистрибьютор) был заключен договор, согласно которому дистрибьютор продает на территории Хабаровского края от своего имени и за свой счет товары, предоставляемые организацией. Дистрибьютор имеет право назначать продажные цены на товары, при этом суммы, уплачиваемые дистрибьютором, должны соответствовать ценам прейскуранта организации, а поставленные товары являются собственностью организации, пока не будет уплачена вся причитающаяся сумма. Впоследствии договор несколько раз изменялся и был расторгнут. Но организация обратилась в суд с иском о взыскании задолженности по данным договорам и выиграла дело в первой инстанции. Несогласный с принятым решением ответчик ссылался на то, что суд неправильно истолковал условия договоров и, в частности, неправильно применил нормы материального права. При этом он возражал против того, что суд рассматривал условия дистрибьюторских договоров, заключенных сторонами, относящимися к признакам договора о возмездном оказании услуг. По его мнению, имелись основания относить складывающиеся отношения к поставке. В итоге Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 15.10.2002 N Ф03-А73/02-1/2120 решение арбитражного суда и постановление апелляционной инстанции были отменены, и дело было направлено на новое рассмотрение. Суд признал, что выводы о том, что между сторонами возникли правоотношения по договору возмездного оказания услуг, являются ошибочными, поскольку их характер не соответствует ст. 779 ГК РФ. Из заключенных между сторонами спора договоров следует, что по поручению организации дистрибьютор принимал для реализации (а не в собственность) товар истца. Реализация товаров производилась от имени предпринимателя за счет истца с применением наценки, предусмотренной в договорах и являющейся вознаграждением.

Дистрибуция и агентирование

Наиболее тесную правовую связь дистрибьюторские отношения имеют с посредническими договорами, в частности, с агентированием. Это подтверждается и терминологически, поскольку грантора нередко именуют, как и сторону агентского договора, принципалом. В Публикации МТП N 441 даже имеется специальный раздел, посвященный смешению агентских и дистрибьюторских отношений. При этом указывается, что в случае, если дистрибьютор решил выступить в данном правоотношении еще и в качестве агента, то соответствующий договор должен включать в себя подробное разграничение правил, относящихся к каждому виду деятельности. Для упрощения договорной работы МТП предлагается выделить, какие функции у контрагента являются основными: перепродажа или агентирование, а какие — дополнительными, и соответственно отразить это в договоре.

Отсутствие четкой «привязки» дистрибьюторского договора к тем или иным отношениям, прописанным в Гражданском кодексе, влечет споры не только с контрагентами, но и с таможенными органами. В частности, открытое акционерное общество, заключившее внешнеторговый дистрибьюторский контракт и осуществлявшее операции по перемещению через государственную границу РФ товаров (пестицидов), по мнению таможенного органа, занизило стоимость товара посредством невключения в стоимость товара комиссионного вознаграждения, что нарушало нормы Закона РФ от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе» . Нужно подчеркнуть, что приложение к дистрибьюторскому договору, в котором определялся размер комиссионного вознаграждения, в таможню предоставлено не было. Однако нельзя не подчеркнуть, что к внешнеторговым дистрибьюторским контрактам следует относиться весьма серьезно, и выводы о том, что данные договоры имеют признаки не только поставки, но и комиссии (иных посреднических договоров), необходимо осуществлять заведомо, еще до тщательного исследования документа .

Российская газета. 05.06.1993. N 107.
См.: Постановление ФАС Центрального округа от 14.12.1999 N А08-688/99-10.

Договорная территория

Одним из существенных условий дистрибьюторского договора является условие о согласовании договорной территории. При определении территории стороны могут придерживаться как строгих географических границ определенного государства, так и границ определенного региона. Например, один из крупных российских автомобильных заводов передавал эксклюзивные дистрибьюторские права другой компании на территорию всего Северо-Западного региона . В подобных случаях для исключения разночтений нужно указывать в договоре, что данный регион соответствует определенному федеральному округу.

См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.10.2002 N А56-17107/02.

Безусловно, под территорией в практике заключения дистрибьюторских соглашений понимается государство или часть государства (административно-территориальная, муниципальная, историческая или иная область) или содружество государств, т.е. территория, находящаяся в пределах государственной юрисдикции. В перспективе большой интерес представляет практика определения и указания в дистрибьюторских договорах территории и/или пространств, находящихся вне государственной юрисдикции (космоса и небесных тел, Антарктиды и т.д.), а также сети Интернет. Конечно же, Интернет пока еще официально не признан «пространством, находящимся вне пределов государственной юрисдикции», но теоретические работы многих ученых, рассматривающие Интернет как «киберпространство» (cyberspace), и реальная неподвластность Интернета государственному управлению позволяют надеяться, что условие дистрибьюторского договора, согласно которому территорией распространения товаров является сеть Интернет и иные информационно-коммуникационные сети, не будет выглядеть утопически и иметь риск признания недействительным .

See: Menthe D. Jurisdiction in Cyberspace: A Theory of International Spaces. 4 Michigan Telecommunications & Technology Law Review. 69 (1998); Rieder C., Pappas S. Personal jurisdiction infringement on the Internet // 38 Santa Clara Law Review. 367. (1998).

В дистрибьюторских договорах довольно часто прописываются меры поддержки грантором дистрибьютора. В этот перечень нужно отнести:

  • предоставление дистрибьютору технической и коммерческой информации, связанной с продажами товара (включая передачу ноу-хау);
  • организацию обучающих тренингов и семинаров для персонала дистрибьютора;
  • порядок обеспечения дистрибьютора рекламной продукцией и т.д.

Для наиболее эффективного осуществления продаж в рамках определенной сторонами территории очень важно условие об исключительности передаваемых дистрибьютору прав продажи данных товаров. В сущности, передача исключительных прав на продажу очень похожа на передачу исключительных прав на объекты промышленной собственности. Однако, если в первом случае законодательство России не предусматривает дополнительных «легитимирующих» процедур, то во втором — необходима государственная регистрация соответствующего договора в Патентном ведомстве. Одним из радикальных способов, тем не менее встречающихся во внешнеторговых отношениях, является запрет для грантора вступать в гражданско-правовые отношения (в некоторых договорах даже вводят условие о запрете переговоров) с хозяйствующими субъектами, которые осуществляют или могут осуществлять на договорной территории продажи — предполагается, что все эти действия должен осуществлять дистрибьютор.

Преимущества грантора

Внешнеторговые дистрибьюторские договоры, в отличие от большинства российских, включают в себя условие об отказе от конкуренции с грантором. Это означает, что дистрибьютор обязуется не продавать (а также не выступать в качестве посредника при продажах) товаров, конкурирующих с товарами, распространяющимися в рамках дистрибьюторского соглашения. Как более мягкий вариант применяется оговорка о том, что дистрибьютор согласовывает с грантором иные сбываемые им товары на территории, которые могут вступать в конкуренцию с их интересами. Учитывая, что в дистрибьюторском соглашении зачастую грантор — сторона более экономически сильная и влиятельная, бывают и такие случаи, когда в контрактах предусматривается строгая отчетность дистрибьютора и всех его аффилированных компаний о своей деятельности, включая продажу и неконкурирующих товаров.

Приоритетное положение грантора отражается в том, какие санкции предусматриваются в договоре за нарушение типичных для дистрибьюторского договора условий о минимальном уровне продаж (т.е. распределение в договоре предполагаемой прибыли); определения цены (продажа по заниженной цене может негативно отразиться на деловой репутации грантора); установленного запаса товаров (дистрибьютор обязан хранить в своем ведении, чтобы всегда удовлетворять интересы третьих лиц). Владельцы всемирно известных на мировых рынках брэндов нередко за нарушение подобных положений предусматривают возможность расторжения договора, особенно в случае, если компания только выходит на новый рынок и с определенной осторожностью относится к дистрибьютору.

В российской арбитражной практике также можно встретить пример взыскания санкций (правда, денежного штрафа, а не расторжения договора) за занижение продажной цены — нарушение условия дистрибьюторского договора о том, что цены устанавливает грантор. Общество с ограниченной ответственностью заключило дистрибьюторский договор с организацией, взявшей на себя обязательства по обеспечению поиска новых пользователей известной справочно-информационной правовой системы, а также обеспечить техническое обслуживание пользователей, работающих с системой. Несмотря на то что дистрибьюторский договор включал в себя условие о том, что грантор ежемесячно в одностороннем порядке устанавливает цены на услуги и своевременно уведомил об этом дистрибьютора, последний в рекламном сообщении, опубликованном в печатном издании, указал цены значительно ниже прейскурантных.

Выводы суда первой инстанции основывались на том, что отсутствие факта продаж по заниженной цене не имеет существенного значения, так как по смыслу договора уплата штрафа предусмотрена за нарушение положений уведомления. Однако кассационная коллегия посчитала данный вывод ошибочным, поскольку буквальное толкование спорного условия о том, что ответственность установлена за «нарушение уведомления об установлении единых цен продажи и информационного обслуживания», не выявило нарушений дистрибьютора. А поскольку продажи осуществлялись по установленным ценам, то решение арбитражного суда было отменено и в иске было отказано .

См.: Постановление ФАС Арбитражного суда Центрального округа от 23.11.1999 N 199/4.

Нужно сказать, что решение суда первой инстанции более соответствовало концепции дистрибьюторских соглашений, однако более глубокий анализ еще раз показал важность договорной работы при заключении нетрадиционных для российского гражданского права контрактов.

Принимая во внимание, что положение грантора, как указывалось выше, более уверенное и ему легче в ряде случаев навязывать дистрибьютору невыгодные для того условия, некоторые правовые системы содержат императивные положения, касающиеся ограничения полномочий грантора. Так, в соответствии с Директивой ЕЭС 1983/83 на грантора возлагаются такие обязательства, как:

  • не поставлять являющиеся предметом данного контракта товары другим клиентам на территории сбыта;
  • не производить или не сбывать товары, конкурирующие с договорными товарами и т.д.

Также данная Директива содержит в себе ряд ограничительных оговорок, наличие которых в договоре может повлечь его недействительность:

  • обязательства дистрибьютора осуществлять на территории прямые продажи товара другому дистрибьютору в оплату ему возмещения;
  • оговорка, запрещающая дистрибьютору производить на территории прямые продажи товара непосредственно другому дистрибьютору;
  • оговорка, запрещающая всем дистрибьюторам и перепродавцам осуществлять продажи на территории, предоставленной другому дистрибьютору.

Можно предположить, что существенным катализатором в сфере гармонизации практики заключения российскими организациями дистрибьюторских договоров может послужить создание соответствующего международного нормативно-правового или рекомендательного акта, в частности, принятие в рамках СНГ нормативного документа, аналогичного Директиве ЕЭС 1983/83.

Проблемные «оговорки»

Недостаточная подготовка стратегии договорной политики компании нередко приводит к тому, что наравне с дистрибьюторским договором заключаются договоры поставки, которые регулируют процесс передачи идентичных товаров. То есть происходит процесс «дублирования», закладывания дополнительных и нередко противоречащих друг другу обязательств. Между тем сложившаяся практика исходит из того, что дистрибьюторский договор — основной документ, устанавливающий между контрагентами отношения на определенный промежуток времени. В таком случае отношения поставки могут либо прописываться в самом дистрибьюторском соглашении, либо оформляться в качестве приложения к нему.

Как вариант можно предложить и отдельный договор поставки со ссылкой на дистрибьюторский договор. В данном случае существуют два наиболее простых и общепринятых вида оговорок: стороны указывают, что в случае споров они обращаются к условиям дистрибьюторского договора, или стороны обращаются к законодательству определенной в договоре страны и нормам дистрибьюторского договора. Вот пример одного из таких договорных условий: «К отношениям сторон по тем вопросам, которые не урегулированы или не полностью урегулированы Договором, применяются нормы дистрибьюторского договора от «__» _____ _____ года, заключенного Сторонами».

В противном случае может возникнуть казус, отмеченный в одном из судебных постановлений: суд не согласился с истцом, который указывал, что основанием иска явилось то обстоятельство, что поставка продукции осуществлялась на основании договора поставки, а оплата происходила со ссылкой на договор о дистрибуции (в данном случае предусматривались существенные скидки). Основанием для такого решения была тщательная экспертиза документов, которая определила, что поскольку указанные договоры не имеют ссылок друг на друга, то они являются самостоятельными документами .

См.: Постановление ФАС Московского округа от 28.09.1998 N КГ-А40/2252-98.

С точки зрения стратегического менеджмента сложность представляет даже условие о первоочередном праве отказа дистрибьютора от распространения нового вида товара, поскольку это положение в дальнейшем может использоваться грантором для привлечения более интересных дистрибьюторов. Поэтому к такому условию следует обязательно добавлять оговорку о том, что при отказе дистрибьютора от распространения нового вида товара грантор не имеет права предлагать третьим лицам лучшие условия распространения товара, чем те, которые были ранее предложены дистрибьютору.

Комплекс прав и обязанностей, распределяемых сторонами по дистрибьюторскому договору, не ограничивается указанными выше. Основной целью дистрибуции товаров является принятие дистрибьютором на себя всех забот, связанных с продвижением товара на соответствующих рынках. В комплекс дополнительных условий может входить не только юридическое сопровождение, но и обеспечение перевозок, таможенная очистка и проведение соответствующей регистрации в компетентных государственных органах (например, для лекарственных средств) и т.д.

В условиях современной рыночной экономики весьма справедливой представляется и возможность застраховать риск неисполнения того или иного договорного обязательства. Применительно к дистрибьюторским договорам это должно быть применено к таким положениям, как: запас товаров и гарантированный минимум продаж; досрочное прекращение договора и т.д.

Особое внимание следует уделять и условиям о конфиденциальности, особенно если договор предусматривает передачу ноу-хау. В частности, в части обнародования информации о гранторе. Для устранения возможных разногласий стороны могут вводить для работников различные уровни допуска к информации и заключать с ними специальные соглашения о сохранении коммерческой информации даже в случае их увольнения. Как правило, в условиях о неразглашении коммерческой информации устанавливаются сроки, превышающие срок действия договора. В международной практике заключения дистрибьюторских договоров также используются оговорки о том, что грантор обязуется не пользоваться услугами бывших работников дистрибьютора.

Права на объекты интеллектуальной собственности

Как указывалось выше, дистрибьюторский договор может включать в себя положение о распределении прав на использование дистрибьютором объектов интеллектуальной собственности, принадлежащей грантору.

В соответствии со ст. 42 Конвенции ООН о международных договорах купли-продажи (которая, безусловно, при надлежащей юрисдикции может быть применена к «классическим» международным дистрибьюторским отношениям) продавец (в нашем случае — грантор) обязан поставить товар свободным от любых прав или притязаний третьих лиц, которые основаны на промышленной собственности или другой интеллектуальной собственности, о которой в момент заключения договора продавец знал или не мог не знать .

Конвенция заключена в г. Вене 11.04.1980. СССР присоединился к Конвенции 23.05.1990 (Постановление ВС СССР от 23.05.1990 N 1511-I). Конвенция вступила в силу для СССР 01.09.1991 // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. М., 1994. С. 335 — 357.

По мнению Н.Г. Вилковой, представляется целесообразным проведение проверки товара на «патентную чистоту» на момент заключения соответствующего договора. В этот период такая проверка должна производиться экспортером, поскольку его знание о наличии прав третьих лиц является предпосылкой ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности. После заключения договора риск возникновения оснований для прав третьих лиц должен нести дистрибьютор .

См.: Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности / Под ред. проф. А.С. Комарова. М., 2001. С. 300.

Согласно Публикации МТП N 441, в соглашении может быть предусмотрено, что дистрибьютор обязуется предоставлять производителю необходимое содействие для защиты его прав, например, регистрации патентов и товарных знаков, информации о нарушениях прав производителя, предъявления исков в случае таких нарушений, а также ведения подобных дел. Также важную роль играет условие о порядке использования дистрибьютором товарных знаков грантора. Однако наличие подобных условий в тексте договора не является панацеей от возможных правовых коллизий. Даже в случае, если стороны сделают в договоре ссылку на lex mercatoria и, соответственно, будут применяться Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (1994 г.) , некоторые императивные нормы страны дистрибьютора могут вступать в конфликт с положениями договора.

Закон. 1995. N 12. С. 82 — 92.

Например, согласно абз. 1 ст. 27 Федерального закона РФ от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» : «договор о передаче исключительного права на товарный знак (договор об уступке товарного знака) и лицензионный договор регистрируются в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Без этой регистрации указанные договоры считаются недействительными». Это означает, что даже если иностранные контрагенты передадут российской компании право на использование товарного знака в дистрибьюторском соглашении — без соответствующей регистрации это условие будет недействительно. Данная ситуация может повлечь за собой убытки для обоих сторон.

«Российская газета». 17.10.1992. N 228.

Но еще большие убытки могут возникнуть, если грантор передает права на объекты промышленной собственности (патенты, товарные знаки), которых в действительности у него нет. Несомненно, данная ситуация звучит весьма комично, но в большинстве подобных случаев это не следствие недобросовестности одной из сторон, а простой недочет в договорной работе — все внимание уделяется вопросам согласования поставки товаров, а к интеллектуальной собственности относятся как к обыденной формальности. Однако в таких случаях решение конфликта лежит не только в правовой сфере, нередко, учитывая длительный и транснациональный характер данных отношений, на карту ставится деловая репутация компании, пользующейся «недочетами» партнера.

Наглядным примером таких «недочетов» в отношении условий об интеллектуальной собственности является судебное разбирательство, отраженное в Постановлении ФАС Московского округа от 04.11.1999 N КГ-А40/3549-99. Истец — товарищество с ограниченной ответственностью обратилось с иском о взыскании задолженности суммы, приблизительно равной 1,12 млн. рублей, с закрытого акционерного общества — завода медицинских препаратов. В иске было отказано решением арбитражного суда, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями.

При вынесении решения суд руководствовался тем, что договор о сотрудничестве и предоставлении статуса эксклюзивного дистрибьютора, на основании которого и появилась задолженность, заключенный между сторонами, является в силу ст. 168 ГК РФ ничтожной сделкой. Исследовав обстоятельства дела и проанализировав условия заключенного дистрибьюторского договора, арбитражный суд пришел к выводу о том, что фактические намерения сторон были направлены на заключение договора коммерческой концессии, предметом которого явилась передача истцом ответчику исключительного права на реализацию медицинского препарата. Поэтому взаимоотношения сторон регулируются нормами главы 54 ГК РФ и патентным законодательством. Таким образом, указанный дистрибьюторский договор не был зарегистрирован в порядке, установленном ст. 1028 ГК РФ и ст. ст. 10, 13 Патентного закона РФ от 23.09.1992 N 3517-1 .

«Российская газета». 14.10.1992. N 225.

Поскольку ответчик не представил суду доказательств передачи ему прав на патент, в том числе исключительного права на реализацию препарата, то судом был сделан вывод о том, что ответчик был не вправе выступать в договоре коммерческой концессии в качестве стороны, передающей исключительные права.

Другое, схожее с данным, судебное разбирательство закончилось иначе. Предметом разбирательства явилось использование исключительных прав на изобретение (лекарственное средство), защищенное патентом. Анализ дистрибьюторского соглашения, заключенного сторонами, привел суд к выводу об освобождении ответчика от правовой ответственности.

Существенным основанием для этого оказалось условие дистрибьюторского договора, заключенного сторонами, предметом которого была передача исключительного права по продаже соответствующего лекарственного препарата. В заключительных положениях данного дистрибьюторского договора стороны включили условие об исключении взаимных претензий, то есть все возникшие до заключения этого договора взаимные претензии по поводу использования исключительных прав по соответствующему патенту в их отношениях будут исключены.

В кассационной жалобе истец, требуя отменить решение и прекратить нарушение его исключительных прав на использование изобретения по патенту, отмечает, что неправильно сравнивать дистрибьюторский и лицензионный (надлежащим образом зарегистрированные в Роспатенте) договоры. Напомним, что согласно п. 5 ст. 10 Патентного закона: «Патентообладатель может передать исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец (уступить патент) любому физическому или юридическому лицу. Договор о передаче исключительного права (уступке патента) подлежит регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности и без такой регистрации считается недействительным». Обязательство, принятое сторонами об отсутствии претензий друг к другу в связи с исполнением положений дистрибьюторского договора в данном случае, так же, как и в предыдущем примере, ничтожно. Однако ряд дополнительных обстоятельств дела повлиял на то, что в иске было отказано, к ним относятся:

  • в разное время и разные собственники защищаемого патента совершали действия на введение в хозяйственный оборот соответствующего лекарственного препарата в отношении ответчика законным путем и не накладывали на него какие-либо ограничения;
  • по сведениям патентно-лицензионного отдела известной финансово-промышленной группы, действующий патент на способ получения данного лекарственного препарата не выявлен;
  • другой патент, в котором прямо указывались характеристики рассматриваемого лекарственного препарата (состав таблетки и способ лечения), принадлежал третьему лицу, но на период рассмотрения дела аннулирован, что не является препятствием для свободного производства соответствующей субстанции и продажи таблеток и т.д.

В заключение нужно отметить, что российские компании пока очень осторожно относятся к внедрению практики заключения дистрибьюторских соглашений на внутреннем рынке. В большинстве случаев, используя соответствующее название, заключаются договоры качественно иного содержания: коммерческая концессия, длительная поставка товаров и т.д. В судах при рассмотрении разбирательств, связанных с исполнением обязательств по дистрибуции товаров, соответствующие договоры зачастую вызывают неясности, и в соответствии со ст. 431 ГК РФ судьи определяют смысл договора в целом, а также выясняют действительную общую волю сторон.

Недостаточное обсуждение и распространение дистрибьюторских соглашений приводит к тому, что российские компании не всегда технико-юридически готовы к заключению крупных договоров с иностранными контрагентами, в частности, даже в процессе межкорпоративного общения юридических отделов контрагентов пока, к сожалению, не всегда имеет место единообразное понимание сущности дистрибьюторского договора. Поэтому дальнейшее обсуждение данной темы должно оказать значительное влияние на повышение правового компонента при распределении продукции на внутреннем и внешнем рынках.

Дистрибьюторское соглашение о предоставлении права на размещение и продажу товаров на административной территории

Тип документа: Соглашение

Для того, чтобы сохранить образец этого документа себе на компьютер перейдите по ссылке для скачивания.

Размер файла документа: 56,7 кб

Бланк документа

Скачать образец документа

ДИСТРИБЬЮТОРСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ N ____

о предоставлении права на размещение и продажу

товаров на административной территории

«___»____________ ____ г.

___________ (в дальнейшем именуем__ «Компания»), в лице _____________, действующ___ на основании __________, с одной стороны, и _____________ (в дальнейшем именуем__ «Дистрибьютор»), в лице _____________, действующ___ на основании ___________, с другой стороны, принимая во внимание, что:

а) Компания осуществляет реализацию _______________ под товарным знаком ______________ на территории Российской Федерации;

б) Компания предоставляет Дистрибьютору, а Дистрибьютор принимает на себя право на приобретение, размещение и продажу указанных товаров на административной территории ___________ (далее по тексту — «Территория»), заключили настоящее дистрибьюторское соглашение (именуемое в дальнейшем «Соглашение») о нижеследующем:

Статья 1. Предмет Соглашения

1.1. Компания обязуется передавать, а Дистрибьютор — принимать и оплачивать Товары под товарным знаком _________ (далее именуемые «Товары») в соответствии с условиями настоящего Соглашения.

1.2. Количество и ассортимент Товаров, поставляемых по настоящему Соглашению, определяется Сторонами в товарных накладных, являющихся неотъемлемой частью настоящего Соглашения. Общий ассортиментный список продаваемых Товаров приведен в прейскуранте Компании, являющемся Приложением N 1 к настоящему Соглашению, составляющим его неотъемлемую часть.

1.3. Все продажи Товаров Компанией Дистрибьютору в течение срока действия настоящего Соглашения регулируются условиями настоящего Соглашения, если не заключено дополнительное соглашение.

1.4. Дистрибьютор обязуется:

а) приобретать и перепродавать товары Компании от своего имени и за свой счет;

б) принимать на себя организацию продаж товаров Компании на определенной территории;

в) не создавать обязательств для Компании.

1.5. Дистрибьютор не продает Товары любым третьим лицам, находящимся за пределами Территории, а также таким лицам, в отношении которых у Дистрибьютора есть основания полагать, что они будут перепродавать такие Товары за пределы Территории. Дистрибьютор будет передавать Компании все запросы от третьих лиц, находящихся за пределами Территории.

1.6. Компания предоставит Дистрибьютору исключительное эксклюзивное право на размещение и продажу Товаров на Территории при наличии одновременно следующих условий:

а) Дистрибьютор поддерживает отношения с представителем Компании на Территории и предоставляет ему информацию в соответствии с требованиями Компании (в т.ч. в отношении вторичных продаж — отчеты, планы, прайс-листы);

б) Дистрибьютор поддерживает ежемесячный объем первичных продаж в количестве не менее ______________________;

в) у Дистрибьютора внедрена __________________;

г) в организации Дистрибьютора должен работать брендменеджер.

1.7. Компания будет воздерживаться от реализации Товаров на Территории самостоятельно или через других лиц.

1.8. Соглашение не может считаться направленным на то, чтобы создать товарищество или совместное предприятие Сторон, или установить наемные отношения между Сторонами или их работниками и/или лицами, действующими по поручению Сторон, или наделить Дистрибьютора правами или полномочиями, позволяющими ему принимать на себя обязательства от имени Компании, или связывать Компанию обязательствами, отличными от оговоренных в Соглашении.

1.9. Дистрибьютор настоящим подтверждает, что он обязан:

а) нести ответственность за все трудозатраты и расходы, в том числе за капиталовложения в различные помещения, оборудование и т.п., которые могут ему потребоваться для выполнения Соглашения, и за все претензии, убытки и/или долги любого характера, которые могут быть ему предъявлены третьими сторонами, которые он может понести и/или которые могут у него появиться в результате выполнения Соглашения;

б) уплачивать все налоги и сборы, которые могут взиматься на Территории в связи с выполнением им Соглашения;

в) по всем вопросам, связанным с распространением им Товаров, брать на себя ответственность как перед покупателями, так и перед компетентными органами.

Статья 2. Определения

В целях настоящего Соглашения:

— «Территория» — город _________ и ___________ область Российской Федерации. Также территорией распространения товаров является сеть Интернет и иные информационно-коммуникационные сети;

— «Товар» — товаром по настоящему Соглашению могут быть любые вещи, не ограниченные в обороте;

— «Передача прав» — предоставление Дистрибьютору права использовать при распространении товаров фирменное наименование, товарные знаки и ноу-хау Компании;

— «Субдистрибьютор» — лицо, по договору выполняющее часть функций Дистрибьютора, которому Дистрибьютор поручил быть его неисключительным представителем по маркетингу и распространению Интернет-карт на Территории;

— «первичные продажи» означают продажи Товаров Компанией Дистрибьютору;

— «вторичные продажи» означают продажи Товаров Дистрибьютором третьим лицам в различные торговые каналы (сеть продаж);

— «первичная упаковка» означает упаковку, находящуюся в непосредственном контакте с продуктом;

— «вторичная упаковка» означает тару, предназначенную для перевозки и группового хранения продуктов в первичной упаковке;

— «склад компании» — склад, на котором осуществляется хранение Товаров Компании, в том числе на основании заключенного Компанией договора хранения, складского обслуживания или иного подобного договора между Компанией и третьим лицом.

3.1. Дистрибьютор и Компания будут сотрудничать с целью достижения лидирующего положения на рынке указанной Территории на основе взаимовыгодного сотрудничества в соответствии с требованиями настоящего Соглашения, российского законодательства, обычаев торгового оборота и норм деловой этики посредством продвижения и продажи на данной Территории Товаров под товарным знаком ___________________.

3.2. Для достижения указанных в настоящем Соглашении целей Компания намерена выработать всеобъемлющий эффективный план поддержки Товаров с помощью полного набора рекламных материалов, адаптированных для российского рынка, а Дистрибьютор создаст и будет поддерживать соответствующую сеть продаж.

3.3. Дистрибьютор будет предоставлять Компании план по вторичным продажам на каждый месяц. Дистрибьютор также будет поддерживать в наличии складской запас Товаров Компании в объеме от ________ до ____________ продаж исходя из истории продаж за предыдущие _____________. План по первичным продажам (отгрузкам) Компании Дистрибьютору будет определяться исходя из планов вторичных продаж и целевого объема складского запаса.

3.4. В случае если складской запас Товаров Компании на складе Дистрибьютора снижается до уровня менее _________ продаж (складской минимум), исходя из истории продаж за предыдущие два месяца, Компания может снизить партнерскую скидку, а именно вычесть из нее до _____%.

3.5. В случае если Дистрибьютор пополняет свой товарный складской запас путем отгрузок со склада Компании более двух раз в неделю, минимальный уровень складского запаса Товаров Компании может отличаться от указанного в п. 3.4 и регулироваться дополнительным уведомлением, направленным Компанией.

3.6. Для достижения целей настоящего Соглашения Дистрибьютор:

3.6.1. Обязуется не осуществлять без предварительного письменного разрешения Компании предоставление, производство, размещение или продажу на Территории любой продукции, конкурирующей с Товарами, в течение всего срока действия Соглашения.

3.6.2. Проявляет должное усердие, информируя поставщика о своей деятельности, конъюнктуре рынка и состоянии конкуренции в пределах Территории. При этом Дистрибьютор отвечает на любой обоснованный запрос Компании, касающийся информации.

3.6.3. Не рекламирует Товары, не открывает филиалы или оптовые базы для размещения и/или продажи Товаров за пределами Территории.

Статья 4. Присутствие Товаров в магазинах.

4.1. Целью как Дистрибьютора, так и Компании является обеспечение полной дистрибуции Товаров во всех универсамах, супермаркетах, минимаркетах, открытых рынках, продуктовых магазинах, а также у оптовиков, кеш-энд-кери и проч., действующих на Территории. Термин «полная дистрибуция» обозначает постоянное присутствие максимально широкого ассортимента Товаров в максимально возможном числе розничных и оптовых точек в описанных каналах дистрибуции (сети продаж).

4.2. Дистрибьютор не будет заключать с какими-либо третьими лицами любые договоры на приобретение, дистрибуцию или иное распространение потребительских товаров в случае, если производство или распространение таких товаров нарушает права интеллектуальной собственности Компании и/или производителя Товаров.

4.3. Дистрибьютор также обязуется, с учетом положений действующего антимонопольного законодательства, не приобретать Товары у любой третьей стороны, в случае если эти Товары специально не предназначены какой-либо компанией, входящей в группу компаний ___________, для дистрибуции на территории Российской Федерации.

4.4. Компания имеет право по своему усмотрению менять условия дистрибуции, указанные в п. б) преамбулы настоящего Соглашения, в отношении категорий Товаров и Территории. Изменения указанных условий вступают в силу с момента получения Дистрибьютором соответствующего уведомления от Компании.

4.5. Дистрибьютор уведомляет поставщика о любом нарушении права использования товарного знака _____________ на Территории.

Статья 5. Определение цены, надбавки, вознаграждение

5.1. Цены на Товары, предназначенные для продажи, согласно настоящему Договору устанавливаются в рублях (Приложение N 1) и включают НДС. Цены на Товары указываются в товарных накладных и счетах-фактурах. Компания оставляет за собой право менять цены по своему усмотрению.

5.2. Компания предоставляет Дистрибьютору партнерскую скидку с цены Товаров (при первичных продажах) в размере ________ за __________ и _______ за ________. Компания оставляет за собой право менять партнерскую скидку по своему усмотрению с предварительным уведомлением Дистрибьютора в письменном виде по факсу либо электронной почте за __________ дней.

В случае размещения заказа на условиях стопроцентной предварительной оплаты, предусмотренной п. 9.3 настоящего Соглашения, Компания имеет право по своему усмотрению дополнительно к партнерской скидке предоставить Дистрибьютору скидку в размере __% от цены соответствующей партии.

5.3. Стороны признают, что контролируемая наценка является важным средством поддержания конечной цены для потребителя на уровне, определяемом Компанией. Дистрибьютор должен следовать ценовой политике Компании, как это определено в Приложении N 1 к настоящему Соглашению, а также в рекомендациях, предоставляемых Компанией через представителей на местах. Компания оставляет за собой право менять цены по своему собственному усмотрению без предварительного уведомления.

5.4. В случае отступления Дистрибьютором от ценовой политики Компании Компания вправе применять по своему усмотрению следующие санкции, но без ограничения других способов правовой защиты, предусмотренных законодательством:

— прекращение действия Соглашения.

5.5. В случае продажи Товаров через субдистрибьюторов Дистрибьютор несет ответственность за соответствие цен, предлагаемых субдистрибьютором в организации розничной торговли и в магазины мелкооптовой торговли, ценовой политике Компании.

5.6. Компания имеет право изменять цены, указанные в прейскуранте, являющемся Приложением N 1 к настоящему Соглашению. Компания уведомляет Дистрибьютора об изменении цен путем направления нового прейскуранта по факсу или электронной почте. Прейскурант, переданный по факсу или электронной почте, признается Сторонами имеющим полную юридическую силу и являющимся неотъемлемой частью настоящего Соглашения.

5.7. В случае выполнения Дистрибьютором плана (прогноза) вторичных продаж, что подтверждается соответствующим двусторонним актом, Дистрибьютор приобретает право на получение вознаграждения в размере ___% от суммы произведенных продаж за ____ месяц.

5.8. За соблюдение Дистрибьютором ценовой политики Компании, что подтверждается соответствующим двусторонним актом, Дистрибьютор приобретает право на получение вознаграждения в размере ___% от суммы произведенных продаж за 1 месяц, при условии, что Дистрибьютором будет выполнен план (прогноз) таких вторичных продаж согласно п. 5.7.

Статья 6. Складские запасы и заказы

6.1. С целью наилучшей реализации Товаров на Территории Дистрибьютор обязуется поддерживать полный ассортимент существующих и будущих Товаров Компании, как это определено в Приложении N 1 к настоящему Соглашению, при этом запас Товаров должен поддерживаться Дистрибьютором за свой счет в достаточном количестве для нормальных потребностей Территории, но в любом случае не менее складского минимума.

6.2. Для обеспечения оптимального соотношения складских запасов и заказов Дистрибьютор будет использовать как собственную систему прогнозирования объемов продаж, так и системы, рекомендованные Компанией. При этом работник/представитель Компании будет получать объем информации о движении складских запасов Дистрибьютора, о вторичных продажах во все каналы сети продаж всеми торговыми работниками Дистрибьютора по всем товарным позициям, поставляемым Компанией (в т.ч. ежемесячные отчеты о вторичных продажах розничным, ключевым клиентам Дистрибьютора, городским оптовым покупателям и региональным оптовым покупателям).

В случае невозможности получения такой информации Компания может снизить партнерскую скидку, а именно вычесть из нее до ___%.

Статья 7. Количество и ассортимент Товаров

7.1. Поставка Товаров осуществляется Компанией на основании заказа Дистрибьютора, осуществленного по телефону, электронной почте или Интернету. В день размещения заказа Компания оформляет счет-проформу, копия которой отправляется Дистрибьютору по факсу или каким-либо иным образом.

7.2. После оформления счета-проформы и в случае отсутствия задолженности со стороны Дистрибьютора Компания оформляет товарную накладную, являющуюся основанием для отгрузки Товаров со склада Компании. Заказы Дистрибьютора принимаются Компанией к исполнению при наличии на складе заказанных Товаров и с учетом внутренней политики Компании. Заказ считается принятым с момента оформления Компанией товарной накладной на основании данных заказа и счета-проформы.

7.3. Количество и ассортимент Товаров, поставляемых по настоящему Соглашению, определяется Сторонами в товарных накладных, являющихся неотъемлемой частью настоящего Соглашения. Суммой договора является сумма всех поставок.

7.4. Каждый из счетов-фактур, выставляемых в порядке исполнения Сторонами своих обязательств по настоящему Соглашению, является неотъемлемой частью последнего.

7.5. Дистрибьютор обязуется вывезти Товары со склада Компании в соответствии с размещенным заказом не позднее чем на ____ рабочий день с момента получения счета-проформы. В случае невывоза Товара в течение указанного периода Компания вправе аннулировать заказ.

Статья 8. Поставка Товаров

8.1. Датой отгрузки считается день передачи Товаров Дистрибьютору (грузополучателю) на складе Компании при подписании Дистрибьютором либо транспортной компанией-агентом Дистрибьютора товарной накладной с точным указанием количества (коробов) получаемых Товаров.

8.2. Товары отгружаются Компанией со склада в г. _________ на транспортные средства Дистрибьютора (грузополучателя).

8.3. Товары могут поставляться Дистрибьютору железнодорожным транспортом, если Стороны договорятся об этом при согласовании очередного заказа. В этом случае Товары будут поставляться партиями, равными одному или нескольким железнодорожным контейнерам/термосам. Датой поставки будет считаться дата календарного штемпеля на накладной железной дороги станции назначения покупателя.

8.4. При поставках Товаров ж/д транспортом в случае обнаружения поврежденных ж/д пломб составляется коммерческий акт, подписанный представителем железной дороги, начальником мехсекции, представителем Дистрибьютора и представителем грузополучателя. Претензии в этом случае по количеству поставленных Товаров на основании пересчета коробов предъявляются Дистрибьютором непосредственно к перевозчику.

8.5. Срок поставки Товаров по каждому заказу определяется непосредственно в процессе принятия и согласования заказа.

Статья 9. Кредит (отсрочка платежа)

9.1. Компания может предоставить Дистрибьютору коммерческий кредит.

9.2. Компания будет вправе изменять условия кредита по своему собственному усмотрению с предварительным уведомлением Дистрибьютора в письменном виде по факсу либо электронной почте за ___ дней.

9.3. При этом Дистрибьютор будет иметь право произвести оплату заказа в порядке стопроцентной предварительной оплаты, о чем он обязан проинформировать Компанию в момент размещения заказа.

Статья 10. Переход права собственности. Риски

10.1. При самовывозе риск случайной порчи, гибели и утраты Товаров переходит на Дистрибьютора в момент передачи Товаров на складе Компании в соответствии с условиями п. 8.1 настоящего Соглашения.

10.2. Поставляемые Товары остаются собственностью Компании до тех пор, пока за них Дистрибьютором не будет уплачена вся причитающаяся с него сумма. При этом Дистрибьютор вправе приступить к реализации Товаров третьим лицам с момента получения их от Компании.

Статья 11. Порядок расчетов

11.1. Стоимость Товаров указывается в счетах в российских рублях.

11.2. Оплата за Товары по настоящему Соглашению должна осуществляться Дистрибьютором путем банковского перевода суммы, указанной в счете, товарной накладной и счете-фактуре (сумма, указанная в накладной, может быть скорректирована в счете-фактуре в зависимости от размера фактической поставки), на банковский счет Компании. Срок для оплаты подлежит дополнительному согласованию в письменной форме между Сторонами в отношении каждой отдельной поставки Товаров Дистрибьютору. При этом обязательство по платежу будет считаться исполненным с момента поступления денежных средств на счет Компании.

11.3. В случае если сумма, подлежащая оплате по заказам (заказу) Дистрибьютора, не поступит на банковский счет Компании в течение согласованного срока, то Компания вправе приостановить отгрузку Товаров по другим заказам (заказу) Дистрибьютора. Помимо этого Дистрибьютор обязан уплатить неустойку в размере ___% от просроченной суммы, подлежащей оплате, за каждый календарный день задержки платежа. Компания оставляет за собой право изменять размер неустойки по своему собственному усмотрению с предварительным уведомлением Дистрибьютора в письменном виде по факсу либо электронной почте за _____ дней.

Взимание неустойки может производиться Компанией путем взаимозачетов с Дистрибьютором в отношении любых платежных обязательств, имеющихся у Компании перед Дистрибьютором.

Штрафные санкции начисляются с даты, установленной для платежа, по дату фактической оплаты, но только после того, как Компания выставит Дистрибьютору соответствующую претензию.

Статья 12. Прием Товаров по количеству и качеству

12.1. При получении Товаров Дистрибьютор должен удостовериться в том, что они соответствуют товарной накладной. При получении Товаров на складе Компании Дистрибьютор или его представитель проверяет количество и качество принимаемой продукции и делает на товарной накладной (товарно-транспортной накладной) соответствующие отметки о получении Товаров надлежащего качества и количестве принятых Товаров, с указанием даты и за подписью лица, осуществляющего приемку Товаров. Количество принятых Товаров указывается в коробах, если иные единицы измерения Товаров не будут согласованы между Сторонами.

12.2. При отсутствии этикетки, повреждении первичной упаковки, вызывающем протекание или высыпание продукта, сильном загрязнении, промокании первичной упаковки, недовесе Дистрибьютор должен в присутствии представителя Компании заполнить акт об установленном расхождении по количеству и качеству при приемке товарно-материальных ценностей (форма N ТОРГ-2), утвержденный Постановлением Госкомстата РФ от 25 декабря 1998 г. N 132 (далее — «акт»), и выслать его по факсу и почтой в оригинале по адресу Компании, указанному в настоящем Соглашении.

12.3. После подписания Дистрибьютором документов о получении Товаров, согласно настоящему Соглашению, претензии по качеству вторичной упаковки и по недостаче Товаров Компанией рассматриваться не будут.

12.4. При обнаружении излишков продукции или пересортицы Дистрибьютор должен заполнить акт и выслать его в адрес Компании, указанный в настоящем Соглашении. Компания высылает акт на склад, с которого произошла отгрузка Товаров, и по получении ответа склада выставляет дополнительный счет Дистрибьютору при излишках или уведомление о возврате (кредит-ноту) вместе с дополнительным счетом — при пересортице.

12.5. Минимальное количество Товаров, относительно которого Компанией будут рассматриваться претензии, составляет одну коробку, являющуюся учетной единицей Товара, используемой Компанией, если в последующем Стороны не согласуют иные единицы измерения Товаров в отношении какой-либо конкретной партии или по всем поставкам в рамках настоящего Соглашения.

12.6. На основании акта отдел обработки заказов Компании выпускает уведомление о возврате (кредит-ноту) и высылает его на склад, с которого произошла отгрузка. При получении от склада подтверждения получения Товаров сумма кредит-ноты списывается с суммы задолженности Дистрибьютора.

12.7. Дистрибьютор обязуется соблюдать условия по транспортировке и хранению Товаров Компании (Приложение N 2).

12.8. Компания обязуется предоставлять сертификаты соответствия на все Товары, получаемые Дистрибьютором, а также любую другую документацию, предусмотренную действующим российским законодательством, в случае реализации Товаров на условиях, предусмотренных настоящим Соглашением.

Статья 13. Срок и прекращение действия Соглашения

13.1. Компания и Дистрибьютор обязуются поддерживать долгосрочное партнерство на основании настоящего Соглашения.

13.2. Настоящее Соглашение вступает в силу с момента подписания обеими Сторонами и заключено сроком на __________. Если ни одна из Сторон не заявит о расторжении Соглашения не менее чем за __________ до истечения срока его действия, то срок действия Соглашения продлевается на следующий ___________. Количество пролонгации не ограничивается. Настоящее Соглашение может быть прекращено по требованию одной из Сторон с предварительным уведомлением другой Стороны о предстоящем расторжении за _________.

13.3. В течение испытательного периода, равного ______ со дня подписания Соглашения, Компания и Дистрибьютор вправе прекратить действие Соглашения (отказаться от выполнения обязательств по нему) в одностороннем порядке. Соглашение при этом считается прекращенным на ________ день после получения другой Стороной соответствующего письменного уведомления.

13.4. Если одна из Сторон существенно нарушит свои обязательства либо иные положения данного Соглашения и при этом не удовлетворит в течение _____ дней письменную просьбу другой Стороны возместить негативные последствия указанного нарушения и не прекратит указанные действия, последняя вправе (не ограничивая любые другие права либо права на возмещение) прекратить действие Соглашения немедленно по отправлении соответствующего письменного уведомления Стороне, допустившей нарушение.

13.5. Каждая из Сторон Соглашения вправе его расторгнуть, направив другой Стороне письменное уведомление, если против другой Стороны возбуждено производство о банкротстве либо если другая Сторона передает часть своего имущества третьим лицам для выплаты долгов, либо производит уступку своих долгов кредиторам, либо в случае возбуждения судебной или несудебной процедуры признания Стороны неплатежеспособной, независимо от того, осуществляются ли указанные действия добровольно либо по требованию третьих лиц. В этом случае настоящее Соглашение считается расторгнутым с момента получения Стороной соответствующего уведомления от другой Стороны.

13.6. Прекращение Соглашения само по себе не освобождает Дистрибьютора от исполнения невыполненных им обязательств по платежам.

Статья 14. Обстоятельства непреодолимой силы

14.1. В случае если неисполнение либо ненадлежащее исполнение какой-либо Стороной своих обязательств по Соглашению вызваны не зависящими от Сторон действиями чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, а именно: наводнения, землетрясения, запрета на экспортно-импортные операции, действий или решений государственных органов, в т.ч. принятия нормативных правовых актов общеобязательного характера, делающих невозможными исполнение обязательств по Соглашению одной из Сторон, или иных обстоятельств, которые соответствующая Сторона не могла предвидеть и/или предотвратить всеми доступными разумными способами, то время, предусмотренное для выполнения Сторонами обязательств, должно быть продлено на период, эквивалентный обстоятельствам непреодолимой силы и их последствиям.

14.2. В случае если вышеуказанные обстоятельства и их последствия продлятся более чем 3 месяца, любая из Сторон вправе отказаться от дальнейшего выполнения своих обязательств по настоящему Соглашению и ни одна из Сторон не вправе требовать от другой Стороны компенсации за какие-либо возможные убытки. Сторона, для которой становится невозможным выполнение обязательств по данному Соглашению, должна немедленно известить другую Сторону относительно начала и окончания действия обстоятельств, препятствующих выполнению их обязательств.

Сертификаты или документы, их заменяющие, выпускаемые Торгово-промышленной палатой Российской Федерации, являются достаточным доказательством наличия подобных обстоятельств и их продолжительности.

Статья 15. Применимое право и разрешение споров

15.1. Все споры и разногласия между Сторонами, возникающие из или в связи с настоящим Соглашением и по которым не может быть выработано взаимоприемлемое решение в течение ___ дней с момента уведомления другой Стороны о разногласии, должны быть переданы для рассмотрения и разрешения в Арбитражный суд г. _________. Правом, применимым к настоящему Соглашению, будет являться право Российской Федерации.

Статья 16. Уведомления

16.1. Все сообщения (уведомления) по настоящему Соглашению должны направляться Сторонами в письменной форме нарочным или телефаксом (с подтверждением о получении).

Статья 17. Другие условия

17.1. Все изменения и дополнения к настоящему Соглашению должны быть выполнены в письменной форме и должны вступить в силу с момента их подписания уполномоченными представителями Сторон, за исключениями, предусмотренными настоящим Соглашением. Все Приложения к настоящему Соглашению выполнены в письменной форме и являются его неотъемлемой частью.

17.2. Дистрибьютор не вправе передавать права и обязанности по данному Соглашению третьему лицу без предварительного письменного согласия Компании.

17.3. При заключении настоящего Соглашения Дистрибьютор обязуется предоставить Компании следующие документы:

— свидетельство о регистрации (нотариально заверенную копию);

— устав (нотариально заверенную копию);

— свидетельство о постановке на учет в налоговом органе (нотариально заверенную копию);

— справку банка об открытых банковских счетах (оригинал);

— документ о назначении руководителя (копию, заверенную печатью Дистрибьютора);

— свидетельства о регистрации изменений в учредительных документах и сами изменения, если таковые имеются (нотариально заверенные копии).

17.4. Настоящее Соглашение подписано в 2-х экземплярах, по одной копии для каждой Стороны.

17.5. Все предыдущие переговоры и переписка между Сторонами заменяются условиями настоящего Соглашения.

17.6. Не затрагивая любые претензии, возникающие из ранее заключенных соглашений, настоящее Соглашение отменяет и заменяет собой все предыдущие дистрибьюторские соглашения, договоры поставки, а также любые иные договоры купли-продажи или распространения товаров, когда-либо заключенные между Компанией и Дистрибьютором. Настоящее положение вступает в силу с момента полного исполнения Сторонами своих обязательств по ранее заключенным соглашениям.

1. Прейскурант Компании.

2. Условия по транспортировке и хранению Товаров Компании.

Дистрибьюторский договор Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Бычков Александр Игоревич

Автор статьи рассматривает понятие « дистрибьюторский договор ». На основе материалов правоприменительной практики определяет существо такого договора и его место в российской системе гражданско-правовых договоров, а также соответствующие правила правового регулирования. Исследует правовую природу эксклюзивного права , которым на практике наделяется дистрибьютор для осуществления своей хозяйственной деятельности, и его влияние на договор, в который оно включается. С учетом специфики дистрибьюторского договора анализирует риски, связанные с его заключением и исполнением.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Бычков Александр Игоревич

THE DISTRIBUTION CONTRACT

The article considers the distribution contract impacted in todays business turnover. The essence of this contract and its place in the system of civil law contracts of Russia and also the rules of legal regulation applicable to it are defined on the basis of materials of law enforcement practice. The article also explores the legal nature of an exclusive right which in the practice the distributor has been entitled to its business and its influence on the contract in which it is included. Taking into account of the specific of a distribution contract the risks related to its conclusion are analyzed.

Текст научной работы на тему «Дистрибьюторский договор»

начальник юридического отдела ЗАО «ТГК «Салют» (г. Москва)

Александр Игоревич Бычков, zaotgksalut@rambler.ru

Гражданским законодательством Российской Федерации не предусмотрена такая конструкция, как дистрибьюторский договор, однако в повседневном торговом обороте он получил широкое распространение. Цели оформления дистрибьюторских отношений — расширение сети обслуживания, увеличение объема продаж и привлечение потребительского внимания к реализуемым товарам.

В судебной практике дистрибьюторский договор в каждом конкретном случае оценивается исходя из его содержания, с учетом предусмотренных законодательством договорных моделей. Установив в таком договоре признаки (элементы), свойственные тем или иным договорным типам, видам или подвидам, суды квалифицируют его соответствующим образом. Это можно увидеть из следующих примеров.

По дистрибьюторскому договору одна сторона (дистрибьютор) в рамках осуществления предпринимательской деятельности обязуется приобретать товары у другой стороны (поставщика) и осуществлять его продвижение или реализацию на строго определенной территории, а поставщик обязуется не поставлять товар для реализации на этой территории самостоятельно или при участии третьих лиц, в том числе не продавать товар третьим лицам для распространения на этой территории. Следовательно, дистрибьюторский договор можно отнести к договорам смешанного характера, сочетающего в себе признаки договоров купли-продажи, поставки, перевозки, агентского договора, коммерческой концессии и иных обязательств. Основным обязательством дистрибьютора в рамках рассматриваемо-

го договора является организация сбыта, продвижения и распространения товаров, производимых поставщиком. Дистрибьютор может самостоятельно, по своему усмотрению выбирать собственные методы и каналы сбыта и продвижения продукции. В дистрибьюторском договоре следует согласовать перечень мероприятий, которые должен осуществить дистрибьютор (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 августа 2020 года по делу № А55-26891/2009).

Федеральный арбитражный суд СевероКавказского округа договор о передаче исключительного права на размещение и продажу ликеро-водочной продукции в согласованном ассортименте на оговоренной территории, по которому компания, передавшая исключительное право, была не вправе самостоятельно или с привлечением третьих лиц заниматься реализацией этого товара в пределах обозначенной территории, квалифицировал в качестве агентского договора (постановление от 19 апреля

2005 года по делу № Ф08-1395/2005).

В другом деле договор о продаже мясной продукции, по которому покупатель-дистрибьютор, кроме того, принял на себя обязательство реализовать полученную продукцию от своего имени и за свой счет на определенной территории, Федеральный арбитражный суд Уральского округа расценил как обычный договор купли-продажи (постановление от 2 мая 2006 года по делу № Ф09-3252/06-С3).

Дистрибьюторский договор может быть рамочным, если он определяет лишь общие начала взаимодействия участников делового оборота и оформляет основные их обяза-

тельственные связи, по которым они достигли договоренности на момент заключения рамочного договора. Конкретные условия совершаемых сделок стороны детализируют и уточняют в дополнительных соглашениях, заключаемых во исполнение своего рамочного договора. По мере их заключения рамочный дистрибьюторский договор наполняется конкретным содержанием. По условиям одного такого договора компания приняла на себя обязательство обеспечить дистрибьютора товарами для осуществления их продаж под своими товарными знаками. При этом принятый товар дистрибьютор должен был оплачивать. Договором было предусмотрено, что компания вправе не акцептовать заказы дистрибьютора на товар. Посчитав его несоответствующим закону, дистрибьютор потребовал в суде признать его недействительным. Поскольку исходя из существа заключенного договора принятие к исполнению заказов для компании не является обязательным, а стороны прямо предусмотрели, что она вправе их не акцептовать, суд отказал в удовлетворении его требования (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 июня 2020 года № КГ-А40/5961-10 по делу № А40-116626/09-51-962).

В приведенных примерах дистрибьюторский договор не был квалифицирован судами в качестве самостоятельного договора. Это и неудивительно, поскольку в указанных случаях он не обладал какими-либо определенными устойчивыми чертами, свойственными исключительно такому договору, по которым можно было бы его отличать в массе других гражданско-правовых договоров. Кроме того, ни в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ), ни в иных правовых актах Российской Федерации, как было сказано, конструкция дистрибьюторского договора не упоминается. Он может быть и рамочным, и смешанным, и обычным договором поставки. В каждом из обозначенных договоров достигается цель реализации и продвижения продукции, поэтому сама по себе

такая цель не свидетельствует о наличии особого, самостоятельного договора.

Между тем в практике нередко заключается и такой договор поставки, по которому лицу, купившему товар, вменяется в обязанность его дальнейшая реализация, а поставщику — в обязанность принять товар обратно, если покупатель, в свою очередь, не сможет его продать.

Так, предметом рассмотрения Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа был договор поставки о продаже дистрибьютору продуктов питания, при этом поставщик гарантировал прием товара, не пользующегося спросом у потребителей, с остаточным сроком реализации не менее 20 процентов. Дистрибьютор предъявил поставщику к возврату майонез и кетчуп на общую сумму 92 047 рублей 80 копеек. Отказывая в удовлетворении требования о взыскании долга, суд отметил, что из имеющихся в деле доказательств не представляется возможным установить, к какой партии относится товар и с каким остаточным сроком реализации он был поставлен. Накладная оформлена им в одностороннем порядке, не указана в качестве приложения к претензии (постановление от 12 мая 2020 года по делу № А82-9099/2020).

Как видно из приведенного примера, суд, не ставя под сомнение возможность заключения договора поставки с условием о принятии проданного товара обратно, отказал покупателю по мотиву недоказанности обстоятельств, на которых он основывал свое право вернуть товар. Здесь имеет место вопрос факта, а не права. Таким образом, классический договор поставки можно осложнить обязательством покупателя продавать товар либо обязательством поставщика принять его обратно при определенных условиях. Договор поставки, кроме того, можно осложнить двумя такими обязательствами одновременно, поскольку они друг другу не противоречат.

Условие о продвижении продукции дистрибьютором имеет не просто информационный характер, оно имеет все признаки

обязательства, в силу которого поставщик вправе требовать от дистрибьютора исполнения его обязанности (ст. 307 ГК РФ). Аналогичным образом и условие о принятии поставщиком товара обратно, если его реализация окажется неуспешной, отвечает признакам обязательства: дистрибьютор вправе требовать от поставщика исполнения этой обязанности. Указанные обязательства не охватываются рамками договора поставки и выходят за пределы его предмета.

Любой договор складывается из определенных составляющих его обязательств. В договоре поставки два таких основных обязательства: передать товар в собственность и оплатить его, в договоре аренды — передать имущество во временное владение и пользование или только в пользование и вносить арендные платежи и т. д. Указанные обязательства представляют собой элементы соответствующего договора. Если в определенный договор включить не свойственное ему обязательство, то он станет смешанным, включающим элементы различных обязательств (например продажа товара, где в качестве оплаты вместо денег уступается право или выполняется работа). Если же в основной договор включить обязательство, которое ему, хотя и свойственно, но все же выходит за рамки его предмета, такой договор следует считать комплексным. Отличие комплексного договора от смешанного состоит в характере порождаемых обязательств: в смешанном — это различные обязательства, а в комплексном — несколько обязательств одного вида. Примером комплексного договора может быть договор РЕПО, состоящий из двух взаимосвязанных сделок купли-продажи, договор обеспечительной купли-продажи и т. д. Более обстоятельно соотношение названных договорных конструкций рассматривалось нами в работе [2].

Дистрибьюторский договор, по которому поставщик принимает на себя обязательство принять товар обратно от покупателя, является комплексным, поскольку включает

несколько обязательств одного вида (передача товара в собственность от поставщика к покупателю и обратная передача в собственность). Дистрибьюторский договор, по которому дистрибьютор принимает на себя обязательство продавать товар, является смешанным: помимо условий купли-продажи, он содержит не предусмотренное законом обязательство реализовывать товар. Такое обязательство не может рассматриваться как свойственное посредническому договору, поскольку в этом случае дистрибьютор действует от своего имени и за свой счет. Из буквального содержания пункта 3 статьи 421 ГК РФ прямо следует, что элементы смешанного договора должны быть предусмотрены законом или иными правыми актами Российской Федерации. Рассматриваемое обязательство прямо в законе не предусмотрено, будучи непоименованным. Однако в пункте 2 статьи 421 ГК РФ говорится о том, что стороны вправе заключить договор, хотя в законе и не предусмотренный, но и не противоречащий ему (непоименованный договор). Поскольку в законе прямо предусмотрена возможность заключать непоименованные договоры, из системного толкования пунктов 2 и 3 статьи 421 ГК РФ можно сделать вывод, что договор, включающий предусмотренный и не предусмотренный в законе элементы, является смешанным. Непоименованным в целом его признать нельзя, поскольку тогда к нему следовало бы применять общие положения ГК РФ об обязательствах и договорах, что не отвечает его существу. К поименованному элементу смешанного договора необходимо применять правила, которые к нему относятся.

Дистрибьюторский договор также может включать условие об обязанности дистрибьютора организовать и проводить послепродажное обслуживание реализованного товара, его рекламирование, демонстрацию и т. д. [3]. Такое обязательство наряду с обязательством продавать закупаемый у поставщика товар является непоименованным, поскольку не предусмотрено в законе.

К обязательству дистрибьютора продавать товар подлежат применению общие положения ГК РФ об обязательствах, поскольку оно не предусмотрено в законе и в нем отсутствуют специальные соответствующие правила. Во внимание при этом принимается соглашение самих сторон, если они установили определенные правила. К обязательству же поставщика принять обратно товар подлежат применению правила о договоре купли-продажи в части обязательства покупателя принять товар. Такие правила применяются с учетом специфики дистрибьюторского договора, поскольку принять товар обратно поставщик обязан не в любой ситуации, а только при соблюдении согласованных сторонами условий (остаточный срок годности или срок службы).

Действительно, обязательство поставщика принять от дистрибьютора нереализованный товар на условиях дистрибьюторского договора по своему характеру и содержанию ничем не отличается от обычного обязательства покупателя принять товар от поставщика в договоре поставки. Отличие названных обязательств по цели (принятие обратно нереализованного товара или принятие оплаченного товара) не является существенным, поскольку для квалификации обязательства значение имеет не его цель, а существо.

К примеру, квартира по договору купли-продажи может приобретаться разными покупателями под совершенно разные цели: для проживания в ней, для сдачи в наем, для перевода в нежилое помещение и использования под офис и т. п. Однако обязательства передать товар в собственность во всех договорах купли-продажи одинаковые, даже если имеют разную направленность. Поскольку обязательство передать товар в собственность в договоре купли-продажи не отличается от обязательства передать в собственность поставщику нереализованный товар, к последнему представляется возможным применять правила о первом обязательстве, если это не противоречит

его существу. Практическим следствием такого вывода является то, что дистрибьютор, у которого поставщик недобросовестно отказывается принять товар, вправе требовать его оплаты в соответствии с пунктом 4 статьи 514 ГК РФ или отказаться от договора в соответствующей части на основании пункта 3 статьи 484 ГК РФ. Дистрибьютор вправе в разумный срок после расторжения договора в суде или во внесудебном порядке по его инициативе, если договор предоставляет ему такую возможность (п. 3 ст. 450 ГК РФ), реализовать товар третьему лицу. Если цена реализация составит сумму, ниже той, по которой товар должен был забрать обратно поставщик, дистрибьютор применительно к правилам пункта 2 статьи 524 ГК РФ может потребовать взыскания убытков с поставщика в пределах разницы между ценой реализации третьему лицу и ценой, которая была им согласована с поставщиком.

При включении в дистрибьюторский договор условия об обязанности поставщика принять нереализованный товар сторонам целесообразно согласовать цену, по которой дистрибьютор возвращает обратно товар. По истечении определенного времени с момента приобретения его дистрибьютором товар теряет в цене (истечение срока годности или срока службы товара, его естественный износ). Если стороны не достигли соглашения о цене, по которой возвращается нереализованный товар, то она будет определяться по правилам пункта 3 статьи 424 ГК РФ исходя из сравнимых обстоятельств. Однако наличие сравнимых обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, должно быть доказано заинтересованной стороной. При наличии разногласий об условии о цене и недостижении сторонами соответствующего соглашения договор считается незаключенным (пункт 54 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996

года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Применительно к рассматриваемой ситуации это может означать, что в случае возникновения спора между поставщиком и потребителем по поводу цены возврата нереализованного товара суд признает условие об обязательстве поставщика принять товар обратно несогласованным, а договор в этой части незаключенным. Во избежание такой ситуации и минимизации своих рисков дистрибьютору следует оговаривать цену возврата товара. Оснований для признания всего такого договора незаключенным не имеется, поскольку в первой его части он был исполнен сторонами: поставщик передал в собственность дистрибьютора товар, а тот оплатил его стоимость.

Стороны дистрибьюторского договора вправе по своему усмотрению включить в договор условие, гарантирующее обеспечение исполнения обязательства поставщика принять нереализованный товар, на случай, если поставщик отказывается от него, или согласовать возможность прекращения договора по основаниям, предусмотренным законом (отступное, новация и т. д.).

В юридической литературе совершенно справедливо отмечается различие между дистрибьюторским договором, заключаемым с целью продвижения продукции, и агентским договором, договором коммерческой концессии и договором поставки. Логичные и аргументированные доводы на этот счет приводит А.В. Руденко. Как отмечает автор, обязательства покупателя в договоре поставки исчерпываются в принятии товара и уплате за него цены поставщику, в то время как в дистрибьюторском договоре покупатель осуществляет его дальнейшую реализацию и продвижение.

Отличие дистрибьюторского договора от посреднических договоров (договор поручения, договор комиссии и агентский договор) А.В. Руденко усматривает в модели, по которой действует дистрибьютор — он всегда действует от своего имени и за свой

счет. В договоре коммерческой концессии опосредуется иной экономический интерес: выгода от использования исключительных прав, в то время как в дистрибьюторском договоре такой интерес состоит в извлечении выгоды от реализации товара. В этом случае получение комплекса исключительных прав осуществляется именно для целей продвижения и увеличения сбыта [5].

Дистрибьюторский договор, однако, можно снабдить элементами лицензионного договора или договора коммерческой концессии для целей более успешного коммерческого продвижения товара, сделав его смешанным. В этом случае к нему, помимо обозначенных нами правил, подлежат применению нормы о соответствующем договоре, элементы которого в нем содержатся (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Дистрибьюторские отношения всегда возникают в сфере предпринимательской деятельности, на что справедливо обращается внимание в юридической литературе (см., например, [1, 4]). Поскольку цель оформления таких отношений состоит в продвижении товара, то есть в его последующей продаже, участвовать в них могут специальные субъекты — лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (коммерсанты). Деятельность, связанная с изготовлением и выпуском товара в продажу, реализация и его продвижение направлены на извлечение дохода, и заниматься ею в соответствии со статьей 2 ГК РФ могут коммерсанты.

В дистрибьюторский договор его стороны нередко включают условие об эксклюзивности. Возможность заключения договоров с таким условием следует из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Согласно этому принципу участники делового оборота вправе заключать любые договоры, в том числе смешанные и непоименованные. Они могут включать в свои договоры любые, не противоречащие закону условия.

Суть эксклюзивного права заключается в том, что сторона договора, которая его предоставляет, должна воздерживаться от

заключения аналогичных договоров с другими лицами. При этом эксклюзивное право может быть предоставлено любой из сторон соответствующего договора. В договоре поставки, например, поставщик или покупатель может взять на себя обязательство не заключать аналогичные договоры с третьими лицами. Кроме того, стороны договора могут взять на себя такое обязательство одновременно. Контрагент стороны, принявшей на себя такую обязанность, вправе требовать от нее надлежащего исполнения этой обязанности. Только сторона, которой предоставлено эксклюзивное право, может осуществлять действия для контрагента, предусмотренные в договоре. Стороны могут предусмотреть неустойку за нарушение эксклюзивного права, вправе прекратить его отступным или новацией.

Нарушение условия об эсксклюзивно-сти, к примеру, поставщиком не дает основания для оспаривания договоров, которые он заключил в нарушение такого условия, поскольку закон такой возможности не предусматривает. Однако это не освобождает недобросовестного поставщика от ответственности перед пострадавшим дистрибьютором, эксклюзивное право которого было нарушено.

Эксклюзивное право имеет обязательственную природу: оно возникает, действует и прекращается по основаниям и на условиях, предусмотренных договором о его предоставлении. Эксклюзивное право не может быть уступлено отдельно от прав и обязанностей стороны по договору о его предоставлении, поскольку оно неразрывно связано с такими правами и обязанностями.

Принятое в результате предоставления эксклюзивного права обязательство не заключать аналогичные договоры с третьими лицами не может рассматриваться как ограничение правоспособности коммерсанта. Автономия его воли в этом случае не нарушается, поскольку обязательство он принимает на себя добровольно. Само же ограничение имеет временный характер —

оно действует в пределах срока соответствующего договора.

Подтверждение сделанного вывода можно найти в судебной практике. Условия кредитного договора, представленного суду, устанавливали обязанность заемщика воздерживаться от совершения определенных действий, в том числе от совершения некоторых видов сделок. При этом действия, которые обязался не совершать заемщик, в достаточной степени конкретизированы, а обязанность не совершать их ограничена временными рамками. Кроме того, принятие заемщиком такого рода обязанностей было связано с получением им имущественного блага — кредита, причем без предоставления какого-либо обеспечения. В связи с этим суд счел, что включение в кредитный договор подобных условий не было направлено на ограничение правоспособности или дееспособности ответчика (пункт 9 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2020 года № 147).

Выгода для стороны, предоставляющей эксклюзивное право, состоит в получении платы от контрагента в большем объеме, нежели ей причиталось бы по основному договору без предоставления эксклюзивного права. Для стороны, которая такое право получает, преимущество заключается в возможности расширения клиентской базы, увеличении объема и территории продаж своих продуктов в условиях ограниченной конкуренции при условии соблюдения антимонопольных запретов, о которых речь пойдет далее.

В ряде случаев возможность заключать договоры с условием об эксклюзивности (далее — эксклюзивное условие) предусмотрена непосредственно в законе. Не упоминается сам термин «эксклюзивный», но речь идет именно о таком праве.

Эксклюзивные условия можно встретить в договоре коммерческой концессии (франчайзинга): по договору коммерческой концессии правообладатель обязуется предоставить пользователю за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау). Договор франчайзинга может включать следующие эксклюзивные условия: обязательство правообладателя не предоставлять другим лицам аналогичные комплексы исключительных прав для их использования на закрепленной за пользователем территории либо воздерживаться от собственной аналогичной деятельности на этой территории; отказ пользователя от получения по договорам коммерческой концессии аналогичных прав у конкурентов (потенциальных конкурентов) правообладателя (статьи 1027 и 1033 ГК РФ).

Эксклюзивные условия могут быть включены в лицензионные договоры о передаче исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации. Так, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 1236 ГК РФ лицензионный договор может предусматривать предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия).

Эксклюзивное условие могут предусмотреть стороны договора комиссии, включив в него в соответствии с пунктом 2 статьи 990 ГК РФ обязательство комитента не предоставлять третьим лицам право совершать в его интересах и за его счет сделку, совершение которой поручено комиссионеру.

В соответствии с частями 1 и 2 ГК РФ агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичные агентские договоры с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора. Агентским договором может быть предусмотрено обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 30 декабря 1995 года № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» такое соглашение является договором, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет субъекту предпринимательской деятельности (далее — инвестор) на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участках недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ своими силами и на свой риск. Соглашение определяет все необходимые условия, связанные с пользованием недрами, в том числе условия и порядок раздела продукции, произведенной между сторонами соглашения в соответствии с положениями указанного Федерального закона.

Эксклюзивное условие можно включить и в дистрибьюторский договор, предоставив дистрибьютору исключительное право продажи товара поставщика на определенных условиях (согласованные срок и территория).

Так, в одном деле стороны договора поставки предусмотрели обязанность поставщика не заключать в период его действия аналогичные договоры с другими покупате-

лями, кроме покупателя по этому договору (эксклюзивного дистрибьютора). Поскольку поставщик в нарушение принятого на себя обязательства выставил счет на оплату своей продукции третьему лицу, суд удовлетворил требование покупателя о взыскании штрафа за нарушение его эксклюзивного права, снизив его размер на основании статьи 333 ГК РФ. При этом требование покупателя суд удовлетворил частично, поскольку его довод о том, что он являлся эксклюзивным дистрибьютором всей продукции, не нашел своего подтверждения (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13 марта 2020 года по делу № А40-55068/11-34-488).

При заключении договора с эксклюзивным условием следует учитывать требования антимонопольного законодательства Российской Федерации. Наличие такого условия в договоре антимонопольный орган может расценить как нарушение конкуренции. В силу пункта 5 части 1 статьи 11 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, то есть между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

По условиям одного контракта о поставке электронных интегральных схем покупателю было предоставлено эксклюзивное право на покупку этого товара на территории Российской Федерации, Европы и Азии. Продавец принял обязательство не продавать такой товар на оговоренной территории ни напрямую, ни через посредника без предварительного разрешения покупателя в письменной форме, обязался отказываться принимать и исполнять любые обращения других покупателей, не продавать напрямую и не назначать других агентов по продаже, все поступающие ему запросы на-

правлять покупателю. Федеральная антимонопольная служба (далее — ФАС России), не выявив этот товар в свободной продаже, установив, что его единственным производителем является продавец, обладающий лицензиями на разработку, производство и распространение, пришла к выводу о том, что доля продавца на товарном рынке этого товара составляет 100 процентов. Поскольку условие контракта об эксклюзивном праве покупателя на реализацию этого товара ограничивали конкуренцию, ФАС России посчитала, что оно не соответствует требованиям частей 1 и 2 статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции». Суд согласился с такой квалификацией. Учитывая 100-процентную долю продавца на соответствующем товарном рынке, условие контракта об эксклюзивном праве, по которому он отказывается от самостоятельных действий на нем, в рассматриваемом случае создают возможность покупателя в одностороннем порядке воздействовать на рынок. Их действия могли повлечь нарушение конкуренции (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2020 года № 6577/11).

Предоставление эксклюзивного права дистрибьютору не будет нарушать антимонопольные запреты, если на рынке соответствующего товара, помимо поставщика, будут действовать другие поставщики, реализующие аналогичный или заменимый товар, при этом доля поставщика, предоставляющего эксклюзивное право, и дистрибьютора на этом товарном рынке не будет превышать 20 процентов (статья 12 Федерального закона «О защите конкуренции»). В этом случае отсутствуют основания считать, что действия сторон дистрибьюторского договора по предоставлению дистрибьютору эксклюзивного права привели или способны привести к устранению или ограничению конкуренции.

Предоставление эксклюзивного права влечет за собой принятие предоставившей его стороной обязательства не заключать

договоры с третьими лицами. Помимо антимонопольных запретов, следует учитывать специальные ограничения, предусмотренные для компаний, реализующих свои товары, работы или услуги на условиях публичного договора. По такому договору компания не вправе предоставлять преимущества одним лицам, поскольку свои товары, работы или услуги она должна предлагать на равных условиях всем (обслуживающие организации в сфере энергоснабжения, потребительских услуг и т. п.) согласно статье 426 ГК РФ.

Таким образом, дистрибьюторский договор в современном гражданском обороте не является самостоятельным договором. С учетом его конкретного содержания он может быть смешанным (обязательства дистрибьютора продавать товар, рекламировать его, обеспечивать послепродажное обслуживание и т. д.) или комплексным (обязательство поставщика принять от дистрибьютора нереализованный товар обратно на согласованных условиях).

В тех случаях когда дистрибьюторский договор полностью охватывается предметом договора определенного типа (к примеру агентский договор или договор франчайзинга), его следует относить к соответствующему договорному типу. Дистрибьюторский договор может заключаться с условием о предоставлении эксклюзивного права продажи дистрибьютору или без такого условия. При включении эксклюзивного права в договор участники делового оборота должны соблюдать антимонопольные запреты и требования компании, реализующей свои товары, работы или услуги на условиях публичного договора.

В проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в редакции, принятой Государственной Думой Федерального Со-

брания Российской Федерации в первом чтении 27 апреля 2020 года, конструкция дистрибьюторского договора не включена, несмотря на то, что она востребована современным деловым оборотом1. Поскольку в настоящее время дистрибьюторский договор приобрел две устойчивые формы (обязательство дистрибьютора продавать товар и обязательство поставщика принимать его обратно, заключенные в рамки договора поставки), во вторую часть ГК РФ следовало бы внести соответствующие дополнения, например, ввести отдельную главу 30.1.

Глава 30.1 Дистрибьюторский договор

Статья 566.1. Предмет дистрибьюторского договора

1. По дистрибьюторскому договору одна сторона (поставщик) обязуется поставлять другой стороне (дистрибьютору) в собственность товары в согласованном ассортименте и количестве, а вторая — их принимать, оплачивать и осуществлять дальнейшую реализацию.

2. Если стороны дистрибьюторского договора прямо не оговорили условия и порядок реализации закупаемого у поставщика товара, дистрибьютор вправе осуществлять реализацию по своему усмотрению.

3. В дистрибьюторском договоре стороны вправе предусмотреть обязанность поставщика принять от дистрибьютора нереализованный им к определенному сроку товар. В этом случае при отказе поставщика принять товар дистрибьютор вправе потребовать принять товар и уплатить причитающееся ему вознаграждение, либо отказаться от договора в соответствующей части и потребовать полного возмещения убытков.

4. Если стороны дистрибьюторского договора не предусмотрели иное, нереализованный дистрибьютором товар принимается поставщиком по цене, действующей на момент его принятия.

5. Стороны дистрибьюторского договора вправе предусмотреть обязанность поставщика не заключать дистрибьюторские договоры с третьими лицами. Неисполнение этой обязанности не влечет недействительность сделок, совершенных в нарушение такого условия, однако это не освобождает поставщика от ответственности перед дистрибьютором за допущенное нарушение.

Статья 566.2. Правовое регулирование дистрибьюторского договора

1. К отношениям сторон дистрибьюторского договора, связанным с продажей товара для его дальнейшей реализации, применяются правила главы 30 настоящего Кодекса о договоре купли-продажи.

2. К обязательству дистрибьютора осуществлять продвижение и реализацию товара, приобретенного у поставщика, подлежат применению общие положения об обязательствах, предусмотренные подразделом III раздела I настоящего Кодекса, с учетом содержания дистрибьюторского договора.

3. К обязательству поставщика принять от дистрибьютора обратно нереализованный товар применяются соответственно правила об обязательстве покупателя принять товар от продавца в договоре купли-продажи, предусмотренные главой 30 настоящего Кодекса.

4. В случае когда дистрибьюторским договором предусмотрена передача дистрибьютору исключительных прав на средства индивидуализации, в этой части к нему подлежат применению правила о договоре коммерческой концессии или лицензионном договоре соответственно.

ЛИТЕРАТУРА И ИНФОРМАЦИОННЫЕ

1. Борисова А. Б. Дистрибьюторский договор // Журнал российского права. 2005. № 3.

2. Бычков А. И. Конструкции непоименованного, смешанного и комплексного договоров в гражданском праве России // Адво-

катская практика. 2020. № 2.

3. Варданян М. Л. Дистрибьюторский договор как форма осуществления иностранными компаниями предпринимательской деятельности на территории России // Законодательство и экономика. 2008. № 8.

4. Волянская Р. В. Дистрибьюторский договор и особенности его применения в сфере оборота гражданского оружия // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. № 1.

5. Руденко А. В. О дистрибьюторском договоре // Юрист. 2006. № 8.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) : Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ.

7. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) : Федеральный закон от 26 января 1996 года № 14-ФЗ.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) : Федеральный закон от 18 декабря 2006 года № 230-ФЗ.

9. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 августа 2020 года по делу № А55-26891/2009.

10. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 апреля 2005 года по делу № Ф08-1395/2005.

11. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 мая

2006 года по делу № Ф09-3252/06-С3.

12. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 июня 2020 года № КГ-А40/5961-10 по делу № А40-116626/09-51-962.

13. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12 мая 2020 года по делу № А82-9099/2020.

14. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 8 от 1 июля 1996 года.

15. Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением по-

ложений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре : информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2020 года № 147.

16. О соглашениях о разделе продукции : Федеральный закон от 30 декабря 1995 года № 225-ФЗ.

17. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13 марта 2020 года по делу № А40-55068/11-34-488.

18. О защите конкуренции : Федеральный закон от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ.

19. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2020 года № 6577/11.

20. О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации : проект федерального закона № 47538-6. иии http://base. consultant.ru

Продолжение. Начало на с. 31

Регионы, которым выдаются субсидии на строительство жилья

Информация полезна всем гражданам, нуждающимся в жилье

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 августа 2020 года № 1492-р определены регионы, которым будут выделены субсидии на реализацию мероприятий региональных целевых программ развития жилищного строительства в рамках подпрограммы «Стимулирование программ развития жилищного строительства субъектов Российской Федерации» федеральной целевой программы «Жилище» на 2020 годы».

Субъект Российской Федерации Размер субсидии, р.

Республика Алтай 20 055 990

Республика Бурятия 17 233 947

Кабардино-Балкарская Республика 57 650 237

Республика Марий Эл 57 424 534

Республика Мордовия 63 026 815

Республика Северная Осетия — Алания 49 982 478

Платформы бинарных опционов, выдающие бонусы за открытие торгового счета:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший, честный и надежный бинарный брокер. Идеально подходит новичкам и средне-опытным трейдерам.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    Лидер по количеству торговых инструментов. Подходит только для трейдеров с опытом!

Добавить комментарий